Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
$ 56.58 € 69.39
Угольная промышленность пойдет по новому пути

 Фото: архив КТПП/Оргкомитета Всероссийской научно-практической конференции

Угольная промышленность пойдет по новому пути

Статьи | Понедельник, Февраль 08, 2016 13:41

Самая простая углехимия — это С + О2 = СО2 + тепло. Этим путем мы успешно движемся с конца 19 века. Но фраза Д. И. Менделеева: «Сжигать нефть и уголь — то же, что топить печь ассигнациями», кажется, дошла не только до научных умов, но и до тех, у кого эти ассигнации могут закончиться. Нужен новый путь. И легкий путь уже пройден.

Читателю, сталкивающемуся с углем в виде таблеток активированного угля, либо тепла в квартире, либо дыма над трубой ТЭЦ, достаточно сложно понять цепочки углехимии. Все же попробуем перечислить лишь часть тех богатств, которые можно получать от глубокой переработки угля. Из угля — синтез-газ, аммиак (азотные удобрения), кокс (сталь), каменноугольную смолу. Из каменноугольной смолы можно производить толуол, тротил, нафталин, красители, бензол, фенол. Из бензола — анилин и красители, из фенола — пластмассы и красители. Если послушать ученых в области углехимии, то кладезь химических соединений можно продолжать чуть ли не до бесконечности.

Справка
В результате глубокой переработки угля и техногенных отходов можно получать до 130 видов химических продуктов и более 5 тысяч видов продуктов смежных отраслей.

Кузбасские угольные компании до недавнего времени если не открещивались, то воздерживались от того, чтобы вкладывать крупный капитал в инновационные разработки в области углехимии. И аргументы были понятны: нужны существенные инвестиции, рентабельность молодой отрасли не ясна, с экономической точки зрения — это вообще сложная математика. А тут, вроде, залежи крупнейшего угледобывающего бассейна страны — копай не хочу. Копаем, уже 216 млн тонн в год. И если целевой сценарий, разработанный ИНЭИ РАН для проекта «Энергетической стратегии России до 2035 года», сохранится, то каждые последующие 10 лет баланс угля будет увеличиваться на 10 млн тонн. Учитывая прирост добычи на 4,9 млн тонн по сравнению с 2014 годом, этот прогноз оправдается с лихвой. Получается, топим жарко — прогорает быстро.

Слезть с сырьевой иглы пока нельзя. «Мы не можем снизить объемы добычи угля, потому что мы в тупике. Уйдем с рынка — его тут же займут конкуренты, у которых логистика проще, ниже транспортные расходы», — высказался Дмитрий Исламов. Но чтобы Кузнецкий бассейн оставался не только угольной базой страны, но и был перспективным регионом, необходимо вводить новые высокопроизводительные угольные предприятия, способные перейти на полную переработку добываемого угля. «Мы видим выход из ситуации в изменении товарной формы угля, — поясняет замгубернатора. — В области проводится целенаправленная политика строительства углеобогатительных фабрик. На сегодняшний день эта цифра достигла уже 72–74%. Следующая ступень — глубокая переработка угля».

Так, вектором инновационного развития в Кемеровской области в перспективном периоде видят глубокую переработку угля, причем в местах его добычи, а также развитие углехимии как основу процветания угольной отрасли.

Настроены решительно

Четкую задачу перед угольщиками поставило и Минэнерго РФ: «Современные угольная промышленность — это не только угледобыча, это инновационные перерабатывающие производства, прорывные технологии, опытно-конструкторские, научные разработки, решение экологических и социальных вопросов. Особое внимание на сегодня необходимо уделить максимальным технологическим возможностям для развития производств, потребления продуктов глубокой переработки угля, увеличения экспорта продуктов высоких переделов с высокой добавленной стоимостью». С этого обращения министра энергетики РФ Александра Новака, собственно, и началась Всероссийская научно-практическая конференция «Перспективы развития углехимии в России: наука, технологии и производства», состоявшаяся в столице Кузбасса.

В свете последних тенденций на мировых топливно-энергетических рынках и изменений правил игры в угольной промышленности к выработке условий, необходимых для объединения ресурсов власти, бизнеса и науки, способствующих развитию углехимии, участники форума подошли с куда более проявленным интересом. Три дня плотной работы, обсуждения проблем и перспектив развития углехимии собрали представителей Минэнерго России, Федерального агентства научных организаций (ФАНО), администрации области, объединенного Научного совета РАН по углехимиии и более 70-ти предприятий и организаций, работающих в сфере углехимии. Представителей угольных компаний и крупных промышленных холдингов Кемеровской области, Москвы, Электростали, Красноярска, Екатеринбурга, Омска, Иркутска, республик Саха, Тыва, Коми, Бурятия было не меньше — весь свет угольной промышленности страны.

Так, чтобы ни у кого не оставалось сомнений в том, что необходимо искать выход из тупикового пути, первый замгубернатора Кемеровской области Максим Макин не стал щадить чувства и подстилать соломку. «По данным Международного энергетического агентства впервые за последние два десятилетия перестал расти спрос на уголь. В 2014 году страны, входящие в ОЭСР, а это 34 страны, уже сократили потребление угля на 47 млн тонн. И это только начало», — заявил он.

«Европа отказалась в пользу возобновляемых источников энергии. Китай, который потребляет половину объема угля, добываемого на всей планете, также отказывается. В начале года власти Пекина заявили, что в рамках борьбы со смогом и улучшения качества воздуха собираются существенно сократить отопление углем. Для этого строится газопровод „Сила Сибири“. Котлы, работающие на угле, собираются заменить электрическими и газовыми. Уже в 2016 году это будет сделано в 400 деревнях вблизи китайской столицы. В связи с вводом новых мощностей на мировом рынке образовалось 250 млн тонн невостребованного угля, которые давят цены вниз. Цены на уголь за последние 5 лет рухнули. Если в 2011 году коксующиеся угли продавали по 200–250 $ за тонну, а энергетический уголь стоил 120 $ за тонну, то в декабре 2015 года тонна энергетического угля стоила 56 $, коксующегося — 80 $. Системное падение цены на нефть также цепляет за собой цены на другие энергоносители. Уголь как энергетический актив стал неконкурентоспособным». Так охарактеризовал ситуацию в отрасли первый замгубернатора.

Также Макин отметил, что экспорт угля из Кузбасса экономически невыгоден: «От Кузбасса до морских портов — 4,5 тысячи км. В цене угля для конечных потребителей до 70% составляет логистика и железнодорожные тарифы. Из Кузбасса доставить тонну угля до Нидерландов составляет 40 $, из Австралии — 10 $. Вот и вся конкуренция».

Кузбасс на месте не стоит

Сказать, что Кемеровская область, обладая мощной сырьевой базой, ограничивается только добычей топлива, нельзя. Да, добываем — почти 61% всей добычи угля в России, экспортируем — 75% доли российского угля, обогащаем — 72%. За 17 лет в Кузбассе построены: 21 обогатительная фабрика и 8 обогатительных установок. В 2015 году введены сразу 3 обогатительные фабрики: «Калтанская энергетическая», «Карагайлинская», «Талдинская западная-1», которые имеют возможность обогащать 7,5 млн тонн угля в год. Сейчас в Кузбассе перерабатывают 154 млн тонн угля. Власти ставят перед угольными компаниями задачу — обогащать весь уголь, который идет на энергетику.

В рамках Федеральной программы, в которой участвуют всего 11 субъектов РФ, с 2008 года работает Кузбасский технопарк. На сегодня в нем собраны более 250 проектов, половина из них относятся к сфере переработки угля и безопасной угледобычи. На базе технопарка сформирован кластер «Комплексная переработка угля и техногенных отходов», в работе которого участвуют угольные компании, действующие углехимические производства, реализуются пилотные проекты. Среди них: создание на базе ООО «Каракан-Инвест» Караканского угольно-энергетического комплекса, где будет реализован цикл по производству коксохимической, химической продукции, электроэнергии и строительных материалов угольной генерации. Стоит отметить, что по итогам федерального конкурса кузбасский углехимический кластер был включен в перечень 25 пилотных инновационных кластеров страны.

Большее внимание стало уделяться развитию фундаментальной науки в углехимии на базе Сибирского отделения РАН. Закуплено новейшее аналитическое оборудование, создан центр коллективного пользования мирового уровня. Инвестиции составили более 250 млн рублей. Значимым событием стало создание в 2015 году по поручению Правительства РФ на базе Кемеровского научного центра первого Федерального исследовательского центра угля и углехимии СО РАН. Это заслуга, прежде всего, ФАНО (федеральной организации, которая создана для проведения реформ РАН). На базе этого центра планируется разработка высокоэффективных и безопасных технологий добычи и переработки угля, углехимии.

«Сейчас кемеровского научного центра нет, институты полностью реорганизованы. Есть Федеральный исследовательский центр угля и углехимии СО РАН. Такой центр в России первый и уникальный. Реформа нашей науки организационно прошла. Теперь задача, в содержательном наполнении этого центра, поиске и подготовке кадров, в утверждении внутренней программы, которая будет касаться научно-исследовательских работ. Поставленные задачи центром найдут основу в виде финансирования, — пояснил замгурнатора по экономике и региональному развитию Дмитрий Исламов. — Мы бы хотели, чтобы эти задачи четко увязывались с интересами наших собственников предприятий. Тогда мы получим симбиоз: бизнес принимает решение инвестировать, а наша наука сопровождает эти проекты».

Совместно с СО РАН уже реализуются ряд проектов. Кузбасс обладает богатейшими запасами бурых углей, что позволяет иметь ресурсную базу в направлении производства гуминовых препаратов. Они используются в сельском хозяйстве и при рекультивации нарушенных земель, а также в производстве асфальта, битума, аккумуляторов, керамических изделий, композитных материалов, краски, резины, косметических и лекарственных препаратов. Произведены научно-технические разработки для производства напористого углеродного сорбента, который используется при разделении газов и очистки воздуха. ФИЦ угля и углехимиии СО РАН разработан проект по получению высокоэффективного углеродного сорбента на основе окисленных углей и материалов угольных отвалов Кузбасса для очистки питьевой воды. Проект поддерживается и финансируется Минэкономразвития РФ совместно с Кузбасским технопарком. Сейчас идет поставка оборудования для производства.

Впервые Центром кластерного развития Кузбасского технопарка проведено масштабное исследование о системе показателей развития технологий углехимии в мире, текущем статусе углехимической отрасли в России и перспективах ее развития, проведен анализ рынков продукции глубокой переработки углей. Руководитель проекта, Артем Рада проделал огромную аналитическую работу, чтобы дать ответы на вопросы: каким образом углехимию можно развивать как самостоятельную отрасль для бизнеса в России, какие продукты будут востребованы на мировом рынке, насколько конкурентоспособны продукты углехимии по отношению к продуктам нефтегазохимии. Как показал анализ, уровень развития современных технологий глубокой переработки угля делает этот бизнес рентабельным и конкурентоспособным по отношению к производству продуктов из нефти и газа. «Наша задача — этот анализ предложить нашим промышленникам. Кузбасские угледобывающие предприятия проявили очень серьезный интерес, вес исследования огромный, — отметил замгубернатора по экономике и региональному развитию Дмитрий Исламов. — Мы ставим задачу в формировании и реализации нескольких пилотных проектов, в создании которых приняли бы участие и собственники угледобывающих компаний, и широкие научные круги, и Кузбасский технопарк как посредник. Анализ показал, что у нас есть возможности внедрять передовые мировые технологии в области углехимии, экономическая эффективность по ряду проектов очевидна».

На Восток или на Запад?

Не обошлось и без анализа зарубежного опыта, в частности США, Китая и Германии, который освещался на конференции международной стратегической сессии «Перспективы глубокой переработки угля в России и за рубежом», предваряющей форум.

Как считает один из докладчиков Феликс Байталов, руководитель центра низкоуглеродистых технологий Фрайбергской горной академии (Германия), разработка сегодняшних технологий не зависит от актуальных цен на нефть и газ, они будут иметь свою актуальность в «эпоху после нефти»: «Запасы нефти и газа являются конечными, и интерес к углю как источнику углеводородного сырья, жидкого топлива, химических продуктов был и будет. С экономической точки зрения, внедрение технологий по переработке угля в химические продукты, в стратегическое жидкое топливо имеет большие недостатки по сравнению с технологиями по переработке природного газа и нефти. Перспективы реализации крупномасштабных производств по переработке угля всегда сопряжены с рисками. Тем не менее, во всем мире ведется интенсивная работа по разработке технологий переработки угля в товарную продукцию. Прежде всего, в странах с высокими запасами угля и низкими запасами природного газа и нефти — Китае, ЮАР, Германии».

Стоит лишь пояснить, что в той же Германии нынешние «современные» технологии переработки угля в химпродукты и жидкое топливо были разработаны еще в 20-е годы прошлого столетия. Хотя такое технологическое отставание, по мнению Стефани Фёрстер, главы регионального отделения стран СНГ Thyssenkrupp Industrial Solutions, при сотрудничестве с иностранными компаниями можно нивелировать в кратчайшие сроки. «С тем широким портфелем технологий в области коксохимии, нефтехимии и газификации, который у нас имеется, мы достаточно уверенно себя чувствуем на российском рынке. Мы понимаем требования российского рынка и успешно внедряем здесь проекты. Нефть, газ, уголь мы можем перерабатывать в крупнотоннажные продукты — удобрения, олефины, полипропилены и т. д. С Кузбассом мы тесно сотрудничаем в области удобрений, и с угольщиками, надеюсь, это сотрудничество будет также плодотворным».

О намерениях сотрудничества говорила и китайская делегация, прибывшая на форум. Рей Цай, директор департамента науки и технологий Даляньского института физической химии отметил: «Кузбасс является самым крупным гигантом по запасам каменного угля в России, поэтому мы хотим наладить в области глубокой переработки угля и углехимии тесную работу». С конкретным предложением приехала Син Му, директор департамента внешних связей SYN Energy Technology Co., LTD. Она рассказала об их установке по переработке угля в олефины. «Уголь перерабатывается в синтез-газ, синтез-газ в метанол, метанол в олефины, а из олефинов делают другую продукцию — полипропилены. Данная установка работает на протяжении 5 лет, ежегодная прибыль составляет около 160 млн$. Исходя из опыта на территории Китая, если цены на уголь не очень высокие, то наши технологии экономически выгодны (сейчас они составляют около 450 юаней или 60 $ за тонну). Мы выдали 20 лицензий в Китае и готовы продвигать нашу разработку в России. Никаких ограничений по внедрению данной установки в Кузбассе нет».

А мы пойдем на Север!

Впрочем, не менее интересными предложениями делились и российские ученые и разработчики. В частности профессор Мухин, начальник лаборатории НПО «Неорганика», г. Электросталь рассказал о производстве углеводородных наноматериалов — фуллеренов, графенов, нанотрубок и активных углей, которые, по его словам, являются бриллиантом в диапазоне технологий углехимии.

«Сегодня потребность нашей страны в активных углях составляет 70 тысяч тонн, эта цифра прописана в правительственных документах. А производят в РФ всего 3 тысячи тонн, остальные импортируем. Лучшее сырье для производства активных углей — сырье кузнецкого бассейна, прежде всего, антрациты на месторождениях Северного Кузбасса, коксующиеся жирные угли, которые позволяют применять угольно-пековые технологии формования. Чтобы построить первый модуль в Кузбассе, надо 60 млн рублей (срок реализации -1 год 8 мес.). Мощный завод на 10 тысяч тонн — инвестиции 1,1 млрд рублей (срок реализации — 2,5 года). Страна будет иметь материалы, обеспечивающие экологическую безопасность. Нагрузка на биосферу сегодня настолько большая, что это уже химическая война. Поэтому спрос на активные угли очевиден».

Ориентиры намечены

Таких примеров немало, у каждого участника конференции был свой портфель предложений, наработок, идей. И это говорит о том, что путей у углехимии может быть множество. Главное, объединить ресурсы.

В 2014 году Правительством РФ утверждена программа развития угольной отрасли. В нее вошли перспективные проекты в области углехимического производства, в том числе, кузбасские, а также комплекс мер по развитию углехимической промышленности в России, в основе которых лежит «создание стимулирующей среды для разработки и внедрения технологий глубокой переработки угля». При этом ряд угольных компаний уже приступил к созданию экономически выгодных технологий переработки.

Замминистра энергетики Анатолий Яновский призвал собственников сконцентрироваться на малотоннажном производстве в силу сложившейся экономической ситуации в стране. К слову, малотоннажное производство под силу не только крупному бизнесу, но и малому, среднему. Дмитрий Исламов подчеркнул, что для малых производств необходимо установить налоговые льготы.

Максим Макин, первый замгубернатора высказал, что специальные налоговые льготы важно установить для всех профильных предприятий. Он предложил внести дополнения в федеральный комплекс мер по развитию отрасли углехимии и включить технологии глубокой переработки угля в перечень критических технологий для их приоритетного финансирования из федерального бюджета, а на научные разработки в этой области расширить госзаказ. Анатолий Яновский согласился, что в итоговую резолюцию должны войти предложения, стимулирующие производственников заниматься углехимией, в налоговой сфере, в таможенной политике, в вопросах экологических платежей и т. д.

Дмитрий Исламов предложил сделать Федеральный исследовательский центр угля и углехимии СО РАН в Кузбассе единым центром знаний, при котором открыть экономическую лабораторию (такая инициатива была высказана Анатолием Яновским) и создать межведомственную аналитическую группу. В нее могут войти как собственники бизнеса, так и ученые, практики. Такая совместная творческая работа группы позволил выявить, проанализировать и отобрать ряд пилотных проектов, которые будут реализованы в ближайшие годы. Кроме того, Дмитрий Исламов призвал усилить взаимодействие науки и бизнеса, ориентировав сферу образования и науки на решение востребованных задач для бизнеса.

В рамках конференции ученые рассказывали бизнесу о существующих технологиях, как они реализуются, какая есть научная база. Власти корректировали комплекс мер для дальнейшего утверждения. Точки роста искали совместно на круглом столе, посвященным научно-исследовательским и опытно-конструкторским разработкам в области углехимии. Но это был уже сугубо профессиональный разговор.

Читай также:

Комментарии

# Montana100 // 20 Декабрь 2017 12:54

Montana100
Но так и не пошла)))

Правила комментирования

стартапы