Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
$ 66.37 € 75.22
Такая эта Арктика: триллионы рублей и вопросы

 Фото: Wikipedia

Такая эта Арктика: триллионы рублей и вопросы

Статьи | Четверг, Сентябрь 15, 2016 09:00

До 2030 года в освоение и развитие арктического региона Россия вложит 5 триллионов рублей. Пять. Триллионов. Рублей. Сумма, что и говорить, впечатляющая, однако ведь и Арктика край обширный, а вкладываться там есть во что. Впрочем, у идеи тотального освоения арктических широт есть как сторонники, так и противники. В данном материале журнал «Капитал» собрал несколько точек зрения на эту поистине безграничную проблему. Ну и заодно попытаемся понять, на что же будут потрачены столь гигантские деньги и какая польза от этого предвидится для России.

 

От Мангазеи до флота подо льдами

Начнём издалека. Наша страна мало того что очевидно северная (климат, тип хозяйствования, да и многое другое), так ещё и изрядная часть её береговой линии приходится на Северный Ледовитый океан. Самый северный в мире город-миллионник — у нас. Самый северный стотысячник — тоже. Северный полюс холода — на российской же территории, около села Оймякон в Якутии, где, между прочим, люди живут. Казаки-первопроходцы были ребятами жёсткими, куда там испанским конкистодорам: они прошли всю Северную Азию от края до края, понаставив везде острогов и оставив нам огромное наследство. До 1917 года северные территории развивались всё больше явочным путём — то есть как хотели, так и развивались. Особенно это касается той Арктики, что сибирская и дальневосточная — в Архангельской области и рядом поморы-то давно жили, а Арктику в тех краях потихоньку начала осваивать, вы будете смеяться, ещё Новгородская республика.

Но крепко взялись за вопрос лишь большевики — очень северные поселения, включая легендарную «златокипящую» Мангазею, были на карте России и раньше, однако по-настоящему развиваться начали тот же самый северный стотысячник Норильск, Салехард и Новый Уренгой именно при советской власти. Понятно, что большинство «северов» были заточены под добычу полезных ископаемых — их в Арктике и приарктической зоне ну очень много. Люди с Севера были по советским меркам очень богатыми — работали тяжело, но и получали много. Полярников все уважали. По Северному морскому пути шли караваны ледоколов.

Потом стало как-то немножко не до «северов» — перестройка, девяностые, все прелести. Но думать о «великом Севере» многие не переставали — что на государственном уровне, что на общественном. Так, в середине 2000-х вышла статья известного российского экономиста и публициста Игоря Лавровского под названием «Великий бросок на Север». Автор призывал бросить основные силы как раз на развитие северных территорий России, в том числе и арктических. Мало того — по Лавровскому это следовало сделать новой национальной идеей, в противовес всяким там «сапогам в Индийском океане». Реанимировать Северный морской путь, «открыть небо» над Арктикой, чтобы леталось куда угодно в Европу и Америку из Сибири без пересадок в Москве, обеспечить северянам как можно лучшие условия жизни, превратив Иркутск и Магадан в подобие канадских и скандинавских городов, наконец, создать подводный грузовой флот, свободно курсирующий под арктическим льдом — все эти и многие другие положения содержатся в статье. А общая идея там простая: «давайте развивать по максимуму то, что уже есть у нас, благо его ведь немало». Северные земли соскучились по возделывающей руке, вот это всё.

 

ТОР и ОСК держат Арктику

Прочитали в Кремле труд Лавровского или нет, неважно. Во-первых, таких трудов выходило и выходит достаточно много, а во-вторых, идея, в общем, и так очевидная. Вот Россия и создала программу развития Арктики до 2030 года. Вот и собирается правительство форсировать процесс создания территорий опережающего развития в арктической зоне страны. Сперва создать ТОРы в Арктике предполагалось к 2020 году, но теперь, по словам федерального министра экономического развития Алексея Улюкаева, дата сдвинулась на «пораньше», к 2017 году. Часть проектов по экономическому развитию арктических территорий уже в работе, остальные подтянутся позже. На сегодняшний момент таких проектов насчитывается 150 — те же территории опережающего развития с налоговыми послаблениями для бизнеса, порто-франко с правом беспошлинного ввоза и вывоза товаров, индустриальные парки и тому подобное.

Плюс к тому в настоящий момент Россия всерьёз претендует на расширение площади в Арктике за счёт увеличения внешней границы континентального шельфа — речь идёт ни много ни мало о 1,3 миллионах квадратных километров. Смысл претензий, в общем, понятен, да никто этого особо и не скрывает: контроль над континентальным шельфом — это контроль над «лежащими» там полезными ископаемыми. Прежде всего, это нефть и природный газ. Стратегическая, в общем, задача. И решается тоже стратегически, причём в самом прямом смысле слова — ещё 1 декабря 2014 года в России было создано объединённое стратегическое командование «Север», называемое ещё иногда Арктическими войсками.

Это фактически пятый военный округ страны, а руководит им «по совместительству» командующий Северным флотом. ОСК «Север» включает в себя сухопутные, авиационные и военно-морские компоненты, центр его расположен в заполярном Североморске, подразделения же «раскиданы» по всей российской Арктике, включая военные базы на островах Северного Ледовитого океана. Зачем это командование вообще нужно? Да всё за тем же — чтобы держать богатства Севера в надёжных руках. Обычно такие вещи происходят , когда направление развития (не военного в данном случае, а экономического) и впрямь «обрастает» продуманной стратегией. Или, если ещё проще, экономическая и военная стратегия часто идут рука об руку.

 

Вахтовый метод — и больше ничего?

Но оптимизм нового «броска на Север» разделяют далеко не все. В частности, видный журналист Юлия Латынина в своей недавней статье «А зачем вообще осваивать Арктику?» на вынесенный в заголовке вопрос отвечает более-менее решительным «незачем». Аргументы здесь такие: арктическая зона, конечно, край богатый и много чего в недрах таящий, но для комфортной жизни людей не особенно пригодный. И не имеет, в общем, никакого особого смысла «дотягивать» уровень этих территорий до европейского, да даже и среднероссийского. Строить новые города с университетами, теплицами и инновационными кластерами, да ещё и «заманивать туда людей» — это мартышкин труд не особенно целесообразно. Хотя бы потому, что опыта подобного успешного развития попросту нет — ни США со своей Аляской, ни Дания со своей Гренландией, ни Канада со своими гигантскими арктическими территориями к чему-то подобному не стремились. И не стремятся. А попросту добывают там те же самые полезные ископаемые — нефть, газ, никель, кобальт. Причём, всё больше вахтовым методом.

Ни о каком «комплексном развитии» и речи не идёт, отмечает Латынина, и живут на неуютном крайнем Севере одни местные аборигены, пришлые вахтовики, ну и немножко тоже пришлых, но уже как бы и местных. Но их именно что «немножко», и жизнь им... ну не то чтобы никто не стремится облегчить. Скорее, не стремится платить за это слишком дорого, не замышляет масштабные проекты. Так, столица Аляски, город Джуно, вообще не соединена ни с чем автомобильными дорогами — ни с другими населёнными пунктами штата, ни с остальными США. Что делает правительство штата? Нет, не тратит огромные деньги на прокладку дорог в экстремальных условиях. А «просто субсидирует перевозки на маленьких самолётах».

Словом, точка зрения противников «комплексного развития» понятна. Хоть, ясное дело, и небесспорна. Как небесспорны, наверное, и те планы развития, что предлагает сейчас правительство. Так или иначе, но пять триллионов будут вложены. И остаётся надеяться, что в вечную мерзлоту они не уйдут. Гордые новгородцы, поморы, казаки-первопроходцы, суровые и мужественные полярники — очень бы не хотелось перед ними позориться.

Читай также:

Комментарии

Правила комментирования

стартапы