Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
$ 59.65 € 66.67
Марк Малахов: связист, военный и руководитель

Фото: Георгий Шишкин / "Капитал"

Марк Малахов: связист, военный и руководитель

Статьи | Четверг, Декабрь 18, 2014 10:29

Директор кузбасского отделения Сибирского филиала ОАО «МегаФон» Марк Малахов — пример естественного роста менеджера внутри одной компании. Путь начал с должности инженера-строителя в 2004 году — устанавливал базовые станции и строил для них опоры, затем продолжил инженером по эксплуатации. Через 10 лет, выстроив карьеру в службе инфраструктуры омского филиала компании, господин Малахов возглавил «МегаФон» в Кузбассе. Решил участвовать в конкурсе на вакантное место руководителя кузбасского отделения, победил и стал одним из ведущих топ-менеджеров региона.

Руководитель

— Насколько я понимаю, в начале двухтысячных сотовая связь как отрасль собирала активных молодых «технарей». Связь привлекала их, поскольку она была самой свежей технологией на рынке. Ясно, что тогда все были чрезвычайно вдохновленными, а как сейчас?

— Если человек хочет развития и роста, то его дальнейшая мотивация для менеджера не составляет труда. А людей, которые приходят отсидеть рабочий день, у нас нет. Мобильная связь — это единственная отрасль, в которой я работал. За мою десятилетнюю карьеру здесь произошла цифровая революция, другие сферы никогда не испытывали ничего подобного.

— Как компания чувствует себя на фоне падения курса рубля?

— Пока рано бить тревогу. «МегаФон», как и любой другой российский мобильный оператор, получает выручку в рублях, а затраты на покупку оборудования происходят в другой валюте. Однако оборудование — это не та вещь, которую ты покупаешь каждый месяц, базовые станции и антенны служат годами. Около 80% договоров «МегаФона» в России номинированы в рублях, а сама компания, в отличие от наших конкурентов, не имеет бизнеса за пределами России. Благодаря этому «МегаФон» наилучшим образом защищен от колебаний курсов валют. Если смотреть на местный рынок, то количество абонентов и выручка растут. Мы не видим предпосылок к массовому сокращению затрат клиентов на связь — они и так составляют 1% объема расходов россиян.

— Как меняется средняя выручка от звонков по телефону?

— Несмотря на сокращение доли в доходах компании, в абсолютном исчислении выручка от голосовой связи растет, потому что у операторов продолжает увеличиваться количество абонентов. «Межгород» и роуминг —— виды голосовой связи —— становятся дешевле, и абоненты чаще звонят в этих направлениях. Доля голосовых услуг в общем объеме выручки сокращается, поскольку клиенты все больше пользуются мобильным интернетом. Если в 2010 году доля передачи данных в выручке «МегаФона» составляла 6-7%, то по итогам 2013 уже 15%. Мы ожидаем, что в крупных городах в 2016 году передача данных будет формировать уже половину выручки сотовых компаний.

— Мы так же стали меньше пользоваться SMS. Как вы это оцениваете?

— Действительно, развитие мобильного Интернета и рост популярности смартфонов приводит к использованию абонентами таких приложений как WhatsApp, Viber, Telegram и прочими. С этим столкнулись не только российские операторы, но и сотовые компании всех без исключения стран. Не имеет смысла противостоять техническом прогрессу — наша задача как оператора предлагать абонентам лучший мобильный интернет. Тогда в смартфоне абонента будет стоять SIM-карта «МегаФона», а не другого оператора.

Связист

— Приходилось ли вам устанавливать базовые станции на опоры?

— Этими руками я и ставил, и эксплуатировал и настраивал, и демонтировал — все делал. Позже — курировал установку многих базовых станций в Кузбассе. Первую свою станцию в Кемеровской области я поставил на водонапорную башню «Водоканала», а первую новую башню-опору построил в селе Чусовитино.

— Первую сеть LTE МегаФон запустили именно в Сибири, в Новосибирске, после чего запускалась Москва. Когда в Кузбассе появится 4G?

— Мы готовим новогодний подарок жителям Кемерово и Новокузнецка — к концу года запустим в этих городах сеть четвертого поколения. Первый квартал 2015 года у нас пройдет под эгидой стройки — будем расширять покрытие 4G в Кемеровской области.

— Вы свое оборудование, предположим, замените, а нам что надо сделать?

— Для работы в сети четвертого поколения необходимо 4G-устройство: планшет, смартфон или модем. Стоимость таких гаджетов начинается с пяти тысяч рублей. Также вам потребуется USIM-карта, которая внешне похожа на обычную «симку», но при этом поддерживает работу в сети LTE (техническое название одной из технологий, именуемых маркетологами как 4G — прим. ред.). Уже полтора года все новые карты в наших салонах — USIM. Если вы подключились к «МегаФону» раньше, чем 18 месяцев назад, вам бесплатно заменяет ее в любом салоне «МегаФона».

— Очевидно, что переход на 4G немало стоит операторам. Потребовал ли новый стандарт резкого увеличения инвестиций?

— Дополнительные затраты мы, естественно, понесли — это закупка нового оборудования, модернизация программного обеспечения опорной сети. Тем не менее, большая часть инвестиций в сеть 4G «МегаФон» сделал еще четыре-пять лет назад, когда строил оптоволоконные линии связи. Высокоскоростные ВОЛС связывают базовые станции с остальной инфраструктурой и обеспечивают высокую скорость передачи данных. Сейчас заканчивается второй этап, когда к этой разветвленной транспортной сети мы просто подключаем новые базовые станции. Могу сказать, что в 2015 году на строительство сети четвертого поколения мы потратим не меньше, чем в 2014 году.

— Какие проблемы решает новое оборудование?

— Каждый стандарт связи решает главную проблему — недостаток скорости передачи данных в сетях прошлого поколения. Если в стандарте GSM скорость мобильного интернета составляла 240 килобит в секунду, то с запуском сетей скорости выросли до 4-5 мегабит в секунду — это позволяет с комфортом пользоваться передачей данных. Технология позволит выходить в интернет на скорости 10-20 мегабит в секунду и смотреть HD-видео в режиме онлайн, играть в сетевые игры, моментально загружать веб-сайты. Еще сеть четвертого поколения лучше справляется с нагрузками, что важно в густонаселенных районах города. Отдельно отмечу, что преимущество состоит в том, что новый стандарт совместим с сетями 2G и 3G. Если вы поедете за город, то телефон или планшет автоматически переключится на сеть 3G.

Военный

— Вы, как и ваш предшественник на этой должности Вадим Севастьянов, окончили Кемеровское Высшее военное командное училище связи. С кем вы учились?

— Проще назвать тех коллег, с которыми мы не учились. Мы, поступившие в 1993 году, очень тесно общались со всеми, кто учился на два-три курса младше или старше. Множество однокашников занято и в отрасли, и в нашем отделении. Атмосферу училища связи не передать словами. Это однозначно военная атмосфера — до сих пор держит в тонусе.

— Связисты — это военные или техники?

— Это военные техники. Специалисты, в образовании которых очень плотно переплетаются технические знания и военное дело. Такой человек прокладывает связь на поле боя. Парней воспитывают как солдат: звания, форма, построения, но в то же время учат тонкостям радиоэлектроники.

— Где вам жить интереснее: в Омске, в Кемерове, быть может, в Москве?

— Я приверженец той точки зрения, что человек сам себе создает интерес. Не бывает скучно где-то, бывает скучно тебе. Если есть желание двигаться, развиваться, то никто не сможет тебя удержать.

— Как вы и ваша семья восприняли переезд?

— Переезд — это новые знакомства и новые возможности. Прошли те времена, когда менеджеров загоняли в те или иные регионы насильно. Кадровые перестановки — зависят от осознанного выбора человека, который претендует на ту или иную должность. Я не теряю связи со старыми друзьями, а круг делового общения только увеличивается. Семья восприняла возвращение в Кузбасс нормально. Может быть, еще и потому, что это не первый переезд. Все были к нему морально готовы. Сейчас обосновываемся на новом месте.

— С каким чувством вы вспоминаете годы без сотового телефона в вашей жизни?

— Я до того прикипел к смартфону и к возможности в любом месте заказать билет, прочесть новости или посмотреть кино, получить любую информацию, что вообще не скучаю по годам без связи, хотя отлично их помню. Помню аппараты с жетонами и телефонные карты. У меня появился мобильный телефон, когда в Сибирь пришел стандарт GSM. Первый аппарат — Nokia 3310. Вот он, красавец (достает из ящика в шкафу). Надежное устройство. Думаю, поколение, молодость которого пришлась на девяностые и двухтысячные, ностальгирует не по стационарным телефонам, а вот по таким, с играми «змейка» и «космические захватчики».

 

Читай также:

Комментарии

Правила комментирования

лидерство