Вход
$ 67.99 € 76.75
Как я встретил вашу Нутку: бизнес в сериале «Табу»

 Фото: "ВКонтакте"

Как я встретил вашу Нутку: бизнес в сериале «Табу»

Статьи | Понедельник, Январь 30, 2017 14:10

Январь 2017-го, наряду с инаугурацией Трампа и очередным Кубком Африки по футболу, подарил нам ещё одно незабываемое зрелище — телесериал «Табу». Если вы уже начали его смотреть, вам не особо-то надо рассказывать, что он крут — это вы и без нас знаете. Если же не начали, то... ну зря не начали, в общем, определённо пора начать.

Но крутость похождений милейшего каннибала (?) Джеймса Кесаи Делейни опять же отодвинем в сторону — а скажем о том, что «Табу» для нас хорош ещё и тем, что это первый сериал года, посвящённый бизнесу. Ага, именно так — ведь чем занят Джеймс, помимо странноватых отношений со сводной сестрой и вырезания птичек на полу? Правильно — он строит свой бизнес. Об этом сейчас и поговорим.

 

С игрой в кости и скво

Чего хочет Том Харди, которого мы все обожаем-преобожаем Делейни — по крайней мере на основании трёх первых серий? Пытается застолбить своё законное право на залив Нутка, расположенный на тихоокеанском побережье Северной Америки. Такой залив есть на самом деле, сейчас принадлежит он Канаде, а в начале XIX века (время действия сериала), когда границы государств на американском континенте толком ещё не устоялись, являлся предметом спора между... да между всеми, кому не лень. Потому что Нутка, и тут авторы «Табу» ничуть не лукавят, действительно являлся местом стратегически важным, поскольку представлял собой одну из немногих удобных якорных стоянок у тех берегов. А якорная стоянка — это уже автоматом и место для торговли, «самое то» для обустройства торговой фактории.

Так, а что такое эта самая фактория? Отвечаем — этим словом именовались повсеместно (а особенно как раз в Северной Америке) прибрежные, как правило, поселения, основываемые разными торговыми компаниями и просто «самостийными» купцами. Цель была простая — собирать с местного населения всяческие «ништяки», в особенности пушнину, выменивая их на предметы и товары, любезные сердцу любого туземца. Да, и на алкоголь с бусами тоже, но не обязательно — шли в ход и оружие, и ткани, и другие предметы первой необходимости. Короче, торговая фактория в начале 19-го столетия — это такой логистический центр, только ещё и с игрой в кости, и симпатичными (?) скво. Ну вы поняли.

Именно торговую факторию и собирается основать в заливе Нутка Джеймс Делейни — да ещё и требует, наглец, от Правительства Его Величества право монополии на торговлю чаем из Китая. Того же, кстати, добивается и от властей Соединённых Штатов. Вообще, почему бы и нет — коль скоро сооружать портовую стоянку на Тихом океане, то и цели следует строить глобальные. Напомним, что в 1814 году, когда действие «Табу» и происходит, ни Суэцкий, ни Панамский каналы ещё не прорыты, и путь из Китая в Европу долог и многотруден. А на тихоокеанском побережье Северной Америки крупных портов тоже ещё днём с огнём не сыщешь. А тут тебе и пушнина от аборигенов, да ещё и поставки чая напрямик через океан. Потенциальное богатство — и немалое. Есть за что пободаться и отобедать малайцем с серебряным зубом поставить на уши очень многих уважаемых людей.

 

Джеймс Кесая и Турниры Теней

В реальности за Нутку как раз и бодались некоторые тогдашние державы — прежде всего Великобритания с Испанией. Правда, самый пик спора пришёлся не на начало 19-го, а на конец 18-го столетия, да и какая-никакая торговля в тех местах уже шла задолго до «хотелок» героя Тома Харди. В так называемом «нуткинском кризисе» косвенно сумел поучаствовать сам знаменитейший капитан Джеймс Кук — до того, как неудачно съездил в гости к гавайским туземцам, он и северо-западное побережье Америки исследовал. Потом к спору подключились и США, но в итоге последнее слово осталось всё-таки за бритишами, окончательно прибравшими Нутку к рукам по условиям Орегонского договора 1846 года. А чуть позже неподалёку от залива был основан прекраснейший Ванкувер — «лучший город Земли» по мнению издания The Economist и родина Робин Щербатски. Место, как видим, и впрямь стратегическое.

Но вернёмся к другому сериалу и совсем другому (анти?) герою. Палки в колёса Джеймсу Делейни ставит пока всё больше Британская Ост-Индская компания — действительно мощнейший игрок на торговом рынке того времени. Правда, излишне демонизировать компанию и преувеличивать её значение тоже не стоит — по сериалу выходит, что эти ребята вообще такая себе частная сверхдержава, которая плевать хотела на мнения всех монархов и президентов. В действительности Ост-Индская компания, конечно, была крутой, но поперёк британских королей в пекло всё же не лезла. Да и создавалась она именно при участии тех самых королей — главным образом, чтобы облегчить задачу колонизации обширных земель на азиатском континенте.

Всё верно, интересы компании, в основном, лежали как раз на территории Индии и окрестных владений Великобритании. Совали свой нос негоцианты и в Китай, а позже приняли некоторое участие в так называемой Большой Игре (она же — Турнир Теней) — схватке Британской и Российской империй за влияние в Центральной Азии. Впрочем, и интересы в Америке у компании тоже были — однако после американской Войны за независимость на том континенте и других хватких ребят стало хватать. В общем, всесильными «ост-индийцев» назвать вряд ли можно — хотя Джеймс Делейни нам это и в сериале уже доказал.

 

Здесь был Женя Онегин

А вот о ком авторы «Табу» напрочь (пока?) забыли, так это о... русских. Да-да, в начале 19-го столетия Россия очень даже имела интересы на тихоокеанском побережье Северной Америки. Точнее, даже не столько сама неповоротливая Российская империя, сколько наполовину государственная, а наполовину частная Российско-американская торговая компания. Именно эта компания, пока империи, в общем-то, было и недосуг, развила бурную деятельность на Аляске, добывая там ценнейший мех морских бобров — каланов. Так, серебрившийся морозной пылью воротник Евгения Онегина именно из того самого калана и был сделан — что лишний раз подчёркивает неизбывное мажорство героя русской классической литературы.

Ну а Российско-американская компания в начале XIX века потихоньку продвигалась на юг от Аляски до побережья, дойдя в конце концов аж до территории современной Калифорнии. Что, между прочим, сильно южнее так любимого героями «Табу» залива Нутка. Правда, тут надо понимать, что о СПЛОШНОЙ колонизации нашими соотечественниками ВСЕГО западного побережья современной Канады и части США речи не шло — шли в южном направлении, основывали периодически фактории, ставили форты (они же остроги). И всё это было в большей степени частной инициативой таких людей, как Григорий Шелехов, Александр Баранов или известный по романтической рок-оперной истории Николай Резанов.

Правительству же в Санкт-Петербурге до Русской Америки всегда было довольно мало дела — оттуда и наши-то сибирские места казались уже настолько далёкими и непонятными, что до них руки дошли отнюдь не сразу. А до Аляски и всего, что южнее, руки не дошли совсем. А потом каланов стало меньше. А потом некоторые сотрудники Российско-американской компании (Кондратий Рылеев, например) оказались замешаны в деле декабристов. А потом продали калифорнийский Форт-Росс. А потом продали Аляску. А потом началась в тех местах «золотая лихорадка», но уже без нашего участия. А потом изобрели телевидение, а Том Харди превратился в прекрасного актёра и снялся в сериале «Табу». Который, конечно, далеко не только (и не столько, скорее всего) о бизнесе, но и о нём тоже. Он сделал наш январь, чего уж там. И мы верим в твой мрачный стартап, Джеймс Делейни. Хотя и риски у него, само собой, будь здоров.

Читай также:

Комментарии

Правила комментирования

стартапы