Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
$ 57.85 € 61.20

День кластера: куда же нам плыть?

Статьи | Понедельник, Декабрь 05, 2016 08:27

Бизнес-журнал «Капитал» предлагает вашему вниманию второй материал о форуме «Эффективная схема взаимодействия в кластерах. Внутренние и внешние коммуникации», состоявшемся в Кузбасском технопарке. В первой части мы рассказали о том, чем же хорош кластер как явление, и о том, с какими проблемами приходится сталкиваться участникам и кураторам кластеров конкретно в нашем регионе. Вторая же часть также посвящена всё тем же проблемам — но также и путям их решения. Итак, приступим.


Кому вникать в заботы

Андрей Любимов, кузбасский бизнесмен-пчеловод, участник агропромышленного кластера, доволен: «Сотрудничество у нас внутри кластера проходит хорошо, есть много позитивных моментов. Организовали кооператив, получили финансирование на переформатирование любительских пасек в промышленные, на 20–30 процентов уже увеличилась прибыль. Правда, отстаём пока от Алтая, там тоже мощно пчеловодство развито. Надо выходить на другие рынки, на иностранные в том числе». Да, у пчеловодов, кажется, действительно дело пошло. Но так можно сказать не обо всех.

Мы уже говорили в первом материале об одной из главных проблем многих участников кластеров — об их слишком пассивном участии в «кластерных» делах. По крайней мере именно такая мысль неоднократно озвучивалась на встрече.

«Если вы так и останетесь пассивными участниками системы, ваш кластер развиваться не будет. Вы сами должны обсуждать и подавать заявки в Центр кластерного развития, чтобы добиться финансирования. Сейчас толкового управления кластером нет, вам необходимо брать его в свои руки. Как выбираются советы кластера — не очень понятно. По принципу „кто не успел отказаться“? Да и собираются эти советы не всегда регулярно, их решения могут не выполняться. Я не вижу сейчас кластерного развития, у нас во многом имитационная модель», — обращается к участникам встречи заместитель генерального директора Кузбасского технопарка Ирина Федченко.

Тут надо сказать, что в настоящий момент управление кластерами в Кузбассе рассредоточено между областной администрацией в лице департамента инвестиций и стратегического развития, Центром кластерного развития на базе технопарка, отвечающими за отдельные кластеры всё тем же технопарком и двумя кемеровскими вузами, КемГУ (туристическо-рекреационный кластер) и КГСХИ (агропромышленный), а также советами кластеров, избираемыми самими предпринимателями. Иное дело, что слово «управление», возможно, не совсем точно в данном случае. Так, ни департамент АКО, ни ЦКР, в сущности, управлением не занимаются — да и не должны это делать. Перед ними стоят конкретные задачи по взаимодействию с федеральными органами власти (Министерством экономического развития в первую очередь), получению федеральных же средств, администрированию, отчётности, контрактованию третьих лиц и так далее.

Непосредственно же вникать в повседневные заботы кластера должна, исходя из уже имеющегося опыта других стран и регионов, специальная организация, учреждаемая участниками кластера или же этими участниками нанимаемая — например, некая консалтинговая структура. В любом случае инициатива участников кластера однозначно должна поощряться — иначе зачем эти участники, собственно, нужны?

 

«Захочешь-сможешь!»

Само собой, и самим участникам кластера есть что «предъявить» в ответ на обвинения в пассивности. Так, бизнесмены жаловались на то, что та самая федеральная господдержка приходит чересчур поздно по времени — есть планы на год, надо заключать контракты, договариваться с поставщиками, а «живые» деньги получаешь лишь в ноябре-декабре. К слову, в 2017 году федерация должна выделить кузбасским кластерам 16 миллионов рублей — получается, по 4 миллиона на каждый кластер (хотя и не всем обязательно выйдет поровну). Ещё одна жалоба — на обилие документов, которые нужно предоставить в Центр кластерного развития для вступления в кластер, получения госфинансирования и так далее. Хотя в этом случае одинаково думают не все резиденты.

«Меня такой подход удивляет — неужели кого-то всерьёз может остановить подобная проблема, что „заявку трудно подать“? Неужели кто-то думает, что это самое сложное, что встанет у тебя на пути при ведении бизнеса? А может, ты просто не так уж и хочешь свой бизнес развивать и ищешь отговорки? В общем, захочешь — сможешь! Я, например, даже и не обратила внимание на эти трудности. А вот то, что федеральные деньги приходят лишь в конце года — это действительно серьёзная проблема. Но здесь остаётся только запастись терпением», — рассказала журналу «Капитал» Нина Васильева, кемеровский предприниматель и участник агропромышленного кластера.

Так или иначе, но перед резидентами, кажется, встаёт очевидный вопрос: «Куда же нам плыть?». По крайней мере руководство Кузбасского технопарка всерьёз призвало их задуматься над дальнейшими путями развития кластеров. Тем более, что уже с 2017 года технопарк передаёт свои полномочия куратора ЦКР другой организации — а значит, какие-то изменения просто неизбежны.


Змейка, снежинка, планы на будущее

Пока же на суд присутствовавших на встрече бизнесменов были вынесены предложения по модели управления кластерами в том же 2017-м. Согласно этим предложениям, участники кластера являются его ядром и главными бенефициариями, разрешив каждый для себя ряд очень важных вопросов. Зачем нужен кластер? Почему вместе его резиденты сильнее, и как ещё можно увеличить их прибыль и компетенции? Каким образом привлечь внимание к кластеру со стороны инвесторов, финансовых институтов, общественности? Какие совместные проекты можно проводить? Перейти, в общем, от потребительской позиции к активной, по словам Ирины Федченко.

Совет же кластера, состоящий из наиболее активных и компетентных участников, должен заняться выработкой стратегии (ничего страшного, документ страничек на пять и желательно на понятном всем языке), анализом запросов резидентов, разработкой программы действий (максимум на три года, на более долгий срок в наше время попросту не имеет смысла!) и формированием годового бюджета. Ну и постоянно взаимодействовать с той самой управляющей компанией (созданной или нанятой) — ставить ей задачи и требовать ежемесячного отчёта.

Правда, в настоящий момент финансирование такой управляющей компании не предусмотрено никакими механизмами. Откуда брать деньги? Есть откуда, отвечают авторы предложений, надо только как следует подумать и сделать то, что надо. Членские взносы, оказание платных и маркетинговых услуг, софинансирование от участия в образовательных и информационных проектах, часть денег из регионального бюджета на услуги ЦКР — всё это нормальные финансовые источники. А стоить услуги управляющей компании (включая и работу специального пиарщика, «работающего лицом» ради успеха кластера) будут около 250 тысяч рублей в месяц.

Тяжело? Не тяжелее всего прочего. Некоторым, вон, было нелегко и картинку на ватмане нарисовать в качестве рекламы своего кластера — таким вот «добровольно-принудительным» упражнением завершилась встреча в технопарке. Однако ж нарисовали все — кто пчёлку со змейкой , кто совершенно феерическую снежинку, показывающую превосходство Кузбасса над всеми другими регионами во всём и вообще, кто ещё что-то. Да и относительно планов развития в целом многие из участников встречи, скорее всего, тоже картинку у себя в голове нарисовали. Осталось только сложить их в одну общую картину. И это, надо думать, уже не за горами.

Читай также:

Комментарии

Правила комментирования

стартапы