Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
$ 57.85 € 61.20

Ричард Нейсбит «География Мысли»

Ричард Нейсбит «География Мысли»

Статьи | Четверг, Июль 03, 2014 01:08

Эксперт "Капитала" по книгам Антон Аверьянов прочитал книгу Ричарда Нейсбита и узнал, как настроить себя для общения с людьми других культур и узнать о себе больше.

Я знаю не так много книг, которые можно посоветовать абсолютно любому человеку. Удивительно, но книга «География Мысли», выпущенная в серии Psychology, серии заумных и занудных книг, — именно такая. Вне зависимости от возраста, увлечений, вкуса, социального статуса и прочих индивидуальных характеристик читателя — это издание будет полезным, увлекательным и интересным каждому.

Года три назад я общался со своим коллегой из Шанхая Робом. Мы обсуждали различные источники знаний и когда я спросил, что он посоветует почитать по кросскультурной стратегии и международному маркетингу, я получил следующий ответ: «...Geography of Thought — better than 99% of anything Adland could come up with» («География Мысли» лучше 99 процентов всего, что написано о маркетинге и рекламе). Ок. Звучит убедительно. Надо читать!

Итак, «География Мысли» — это книга-доказательство того, что головы людей Запада и Востока устроены абсолютно по-разному. Много лет автор проводил собственные продолжительные исследования и подробно изучал работы других ученых, чтобы ответить на вопрос: «Почему люди в разных уголках планеты так отличаются друг от друга?».

Ричард Нейсбит начинает свой анализ с поиска первопричин, то есть со времен «греческой тройки» (Сократ, Платон, Аристотель), логических силлогизмов Запада и дао Востока. В этой части книги довольно интересно рассказано про развитие науки в античной Греции и древнем Китае. Так, например, китайская (да и в целом восточная) наука отрицала и продолжает отрицать теоретизирование, софистику и «пустые» рассуждения. На Востоке важна только практика. Именно по этому за последние 50 лет в США 55 ученых стали нобелевскими лауреатами по физике, а на все страны Азии приходится всего один лауреат за тот же период времени. Зато азиаты несколько тысяч лет назад изобрели порох, в то время как Сократ и Аристотель рассуждали о значении слова «значение». Наука в Азии — это поиск практических применений знаний.

Вот интересная цитата из книги о том, насколько по-разному греки и китайцы использовали природные явления:

— Китайский подход к пониманию окружающего мира был столь же отличен от греческого, как и их видение самих себя. Древние китайцы полагали, что небесные явления (кометы, затмения и подобное) предшествуют важным событиям на Земле (например, рождению завоевателей). Однако, обнаружив повторяемость этих явлений, они, вместо того чтобы установить закономерность, просто теряли к ним интерес (в то время как из наблюдений за закономерностями на Западе родилась наука).

Для западного человека важны его личные качества. Для восточных людей важно «вписаться» в контекст.

Китайцы и сегодня испытывают недостаток в любознательности. Именно этим ученые-исследователи обуславливают их сегодняшний подход к копированию чужих технологий и товаров — китайцы просто не видят в этом проблемы. Ведь если кто-то уже изобрел хороший продукт, то зачем изобретать его заново? Можно просто использовать эти знания и тиражировать их. Именно поэтому сегодня мы видим Abibas, Nice, Aplle и прочие товары «поднебесного кроя».

Ближе к середине книги автор заканчивает с историями и переходит к причинам. Тут-то и начинается самое интересное. Вот ряд самых интересных моментов:

— Для Запада и западного человека важны его личные качества. Для восточных людей важен контекст и их возможность «вписаться» в этот контекст. Люди на Востоке не оценивают свою жизнь в отрыве от семьи, коллег, общества. Европейское понятие «индивидуализма» там просто чуждо.

В китайском и японском языках нет слова «Я» в том смысле, что оно применяется в западном мире. Причина как раз в том, что люди востока не оценивают себя вне контекста и взаимодействия с внешним миром:

— Удивительно, сколько разновидностей „я“ возникло в японском, а еще раньше — в китайском языках для отражения взаимодействий между индивидом и обществом. Есть особое „я“ для общения с друзьями, с женой, с коллегами, с начальством. Японцу трудно размышлять о собственных свойствах вообще. Гораздо проще думать о себе в каждом из контекстов, в отношениях с конкретным человеком.

Очень важную роль в отношении к миру играет и язык. Автор подробно рассматривает отличия языков, их структуры, а так же приводит факты из различных исследований восточных, азиатских или «сложных билингвальных» респондентов:

— В китайском языке нет способа различить предложения „белки едят орехи“ и „данная белка есть орех“ — эти сведения можно почерпнуть лишь из контекста.

Для Запада главную роль играют существительные, для Востока — глаголы.

— Различия в языковых практиках могут поставить в тупик, когда представители различных культур встречаются, скажем, выпить чаю. Чтобы предложить соседу еще одну чашку чая, китаец спросит: „Выпьете еще?“, а англичанин — „Еще чаю?“. Для владеющих китайским языком очевидно, что речь идет о чае, поэтому его упоминание излишне. Англичанину, наоборот, ясно, что чай нельзя употреблять иначе как посредством питья, и спрашивать о том, будет ли гость пить или нет, просто нелепо.

Для Запада главную роль играют существительные, для Востока — глаголы. Например, если перед «человеком запада» положить три карточки с изображением коровы, курицы и травы, а затем попросить убрать лишнее, то с вероятностью 80-90% мы уберем траву. Так как корова и курица — это животные и мы объединим их по признаку отношения к какому-либо роду. С вероятностью 80-90% «люди востока» оставят корову и траву. Так как корова ест траву и это прямое взаимодействие, то есть глагол. Кстати, именно поэтому в Азии не очень любят классические тесты на IQ — их мозги ищут аналогии и составляют логические цепочки другим способом. Также китайская система правосудия очень сильно отличается от европейской. Если у нас она строится по-принципу: виновен — не виновен, то целью китайского правосудия является поиск компромиссного решения. Если на Западе правосудие — это наука, на Востоке — это искусство. Причем, так как человека на Востоке не могут отрывать от его контекста, то правосудие для солдата будет отличатся от правосудия для майора или полковника (автор так же приводит очень много различий и в других профессиях).

Можно продолжать бесконечно, в книге изобилие интересных фактов, которые стоит прочитать самостоятельно. Я уверен, что чтение Нейсбита доставит вам массу удовольствий. Поразительно, но очень «научная» книга захватывает и увлекает не хуже, чем какой-нибудь роман или научная фантастика. Однозначно рекомендую к прочтению.

***

«Я попытался читать Диккенса после Твиттера и, кажется, потянул мышцу в мозгу» © Хью Лори.

Читайте правильные книги!

Читай также:

Комментарии

Правила комментирования

советы