Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
$ 59.37 € 63.12

Александр Тюменцев: «С театральными штампами пора прощаться»

Александр Тюменцев: «С театральными штампами пора прощаться»

Статьи | Среда, Июнь 10, 2015 17:20

Тюменцев-мечтатель правит в наших умах «тихой» революцией, помогая присягать к нечто прекрасному, особенному, с богатой историей, но в то же время, очень современному. Тюменцев – менеджер делает свой театр не ницшеанской утопией, который бы, следуя красивой идее, едва сводил концы с концами, а весьма успешным коммерческим проектом. Они плотно «распахали» не только сибирскую ниву и даже не центральную полосу страны, на них особый заказ – гастроли «Седьмого утра» проходят по всему миру. Их ищут, находят, приглашают.

Александра Тюменцева отнюдь нельзя назвать конформистом. В нем не разглядишь типичного бизнесмена, прячущугося за строгим костюмом или рафинированного импрессарио, образ которого построен на зыбучих песках моды. Его облик сметан в поиске большей социальной свободы, но без ортодоксальности. Его пиджак не лишен пылкости, хотя этот правитель старого мира — серого цвета. И если простой цветовой сценарий продолжается в белом, то будет он обязательно жизнерадостно-цветочным, как улыбчивые глаза директора театра мюзикла «Седьмое утро». Хотя ответ «кто он» не в мире внешних значений, но в царстве персональной архитектуры.

Его не назвать стереотипной персоной. Великовозрастной самодостаточности Тюменцев изменяет с юношеским задором. В общении он дарит настроение освобождающей радости, какая бывает в честь победы согревающих проблесков солнца над промозглым туманным утром. Может быть благодаря его вольному, просторному нраву творческому коллективу театральной компании «Седьмое утро» не приходится отменять рабочих будней вот уже 17 лет.

Гордость, что здесь в Сибири, в промышленном рабочем Новокузнецке, есть театр, который стал первым театром в России, ориентированным на постановку спектаклей в жанре мюзикла, переполняет не только самого Тюменцева. Молодые талантливые исполнители «Седьмого утра», несмотря на обучение в ГИТИСе, московской и новосибирской консерваториях, и возможности столичных городов, съезжаются на репетиции и спектакли в город металлургов. Больше 12 лет «Седьмое утро» с больших сцен ставит мюзиклы «Собор Парижской Богоматери» и «Граф Монте Кристо». «Спустя 3 года плодотворной работы „Седьмого утра“, побывав на нашей премьере, журналист Валерий Немиров, после спектакля сказал, что нам удалось сломать стереотип провинциальности, — делится продюсер театра. — Пусть в иной валюте, чем на Бродвее, но мы делаем мюзиклы на очень достойном уровне».

Тюменцев в антракте спектаклей любит выйти в фойе, растворившись под аплодисменты героям в простом человеческом обаянии публики. Здесь он может подслушать истинную точку зрения, узнать, как принимает спектакль зритель. Не всегда приходится слышать о том, что взволновало, иногда достаточно видеть очищающие слезы, когда спектакль становится диалогом для двоих, перерастает в нечто большее, значимое, затрагивающее струны души. Зритель приглашен к сотворчеству, он — советчик. «Мы приветствуем любое мнение зрителя, анализируем. Иногда разбор полетов доходит до чьих-то слез, — рассказывает продюсер. — Только тогда никто не скажет, что театр — замкнутый мир с пыльными кулисами, что актеры — лицедеи, одевающие личину ради халтуры и выбивания денег».

Жизнь в театре — емкая и растяжимая во времени, заставляющая задуматься над теми проблемами, которые нам приходится решать, возможно, всю жизнь. Тюменцев называет это «экономикой впечатлений», в которой театр производит и помогает пережить человеческие эмоции и воспоминания. «Мы не ставим те проекты, которые нам не интересны — каждый мюзикл для нас как любимый ребенок. У нас всегда много фишек, придумок и нет в загашнике того, чего бы мы могли, но не показали зрителю сегодня. Мы ставим мюзиклы, прежде всего, чтобы они были интересны зрителю. Актеры мюзикла — полифонисты, они должны уметь танцевать и петь одновременно, быть драматическими артистами. Все для того, чтобы создать волшебные минуты общения со зрителем, где важна каждая деталь. Как шестеренки в часах, приводящие механизм в действие, мы запускаем глубинные процессы переживания человеческих эмоций и осмысления своего жизненного опыта».

Итак, занавес впечатлений открывается! Готовы декорации, срежессирован спектакль, актеры назначены на роли...

— Всегда ли можно понять и однозначно интерпретировать реакцию зрителя на результат такой работы?

— Я ориентируюсь по финалу спектакля, когда зрители встают и пятнадцать минут могут аплодировать... Тогда мы делаем второй финал, чтобы зритель подарил столько эмоций актерам, сколько ему хочется отдать.

— Что такое культура и театр с большой буквы?

— Я считаю, что главное предназначение театра в том, что он дает отправную точку, несет воспитательную функцию. После спектаклей люди брали и перечитывали произведения Гюго. Они хотели думать на языке оригинала, сравнивали мюзикл с подробностями автора романа. И в этом тоже наша миссия — научить человека думать, осмысливать и сравнивать.

— В этом понимании театральное искусство ориентировано не на массового зрителя, а на элитарного? Мюзикл — искусство для избранных?

— На наши постановки ходят семьи с детьми, люди зрелого и преклонного возраста. Бизнес — леди и студенты, а 10% наполняемости зала — это социальные категории, трудные подростки, дети из детских домов, которым мы на протяжении уже нескольких лет предоставляем места на наши постановки безвозмездно. Нам важно подарить частичку нашего искусства, а не просто окупить спектакль.

— Категория 35+, казалось бы, самая проблемная. Особенно мужская.

— Скажу так. Компании, которые не делают основную ставку на женскую категорию, вредят себе. Ведь женщины во многом правят миром и мужчинами. Те же, кто правит собственной жизнью — в чьих руках деньги, все же причастны к прекрасному, и во многом благодаря женской воле.

—В вашем коллективе 60 человек. Звезды делают мюзикл или мюзикл делает звезд?  

— У нас не театр одного актера. Конечно, когда есть медийное лицо, это служит на пользу театру в какой — то степени. Как нам кажется, нам удалось создать свой микромир внутри коллектива. Если продюсер не любит актера — ничего не получится, если актера не любит зритель — ничего не получится, если актер не любит ни того, ни другого, тоже. Все основано на любви! Зритель всегда должен «хотеть» актера, если контакт случился, то всем от этого только плюс.

В Интернете фрагменты спектаклей, статьи, но нет сайта «Седьмого утра». Вы выступаете на разных театральных сценах, но нет собственной крыши над головой. Без прописки сложнее работать?

— На сегодня, мы имеем довольно известное в театральном мире имя, но у нас нет собственной площадки. Это наша беда. Арендуем, не имея поддержки от государства и местных властей. Нам мечтается о своем репетиционном зале, театре — здании. Ведь что такое театральное здание? Это особые стены и механизмы, полные таинств. Многие Дворцы культуры уже давно нерентабельны, а местные власти и государство содержат эти нерентабельные площадки. Вопрос — зачем? Их нужно перестраивать, отдавать театрам без собственной крыши, но любимым народом и творчески состоявшимся. Боюсь показаться не скромным, но «Седьмое утро» именно такой театр. Так, нерентабельный кинотеатр «Пушкинский» в Москве, перепрофилировали в Театр мюзикла «Россия». Театр «Сатирикон», Кости Райкина и «Дом планеты КВН» — также бывшие кинотеатры. Может и у нас когда — то появится свой дом и уже не важно, в каком городе.

 В вашем репертуаре мировые бестселлеры музыкального искусства — «Граф Монте -Кристо», «Собор Парижской Богоматери», «Человек, который смеется», «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Ромео и Джульетта», «Десять заповедей и Принц Египта»... Чем будете удивлять искушенного зрителя?

— Мы готовим к постановке мюзикл «Король Лев», рок — оперы «Юнона и Авось», «Жанна Дарк» и «Парфюмер», которые ангажировали зарубеж. Проекты на следующий год — «Мулен Руж», «Казаново». Работаем над шоу с симфоническим оркестром «Симфомюзикл — Шоу». В разработке постановки оперетт, и не одной, ведь оперетта — это не день вчерашний, как считают некоторые. Все зависит от постановщиков, их вкусов и профессионализма. Оперетта может быть очень современной как, например, рок-опера «Моцарт». В ней переплетена музыка современных композиторов и музыка великого Моцарта. Даже, в исполнении симфонического оркестра она волшебна и современна. К сентябрю мы готовим уникальный проект — либретто балета «Лебединое озеро» Петра Чайковского впервые можно будет услышать! Нас как передвижников на всех театральных площадках теперь будет сопровождать выставка «Эмоции Седьмого утра». Готов проект Школы мюзикла — детский проект. Жизнь идет, мы учимся. Учимся, живем, удивляем и хотим удивлять. Помните слова великого классика Жванецкого: «Надо очень хотеть, потому что когда не очень хочется — не очень получается». Нам — ОЧЕНЬ хочется!

Читай также:

Комментарии

Правила комментирования

стартапы