Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
$ 57.93 € 61.25
Приложение, от которого невозможно отказаться

Фото: Шамиль Ахметзянов / "Газета Кемерова"

Приложение, от которого невозможно отказаться

Статьи | Вторник, Июнь 11, 2013 11:15

Как бы это ни звучало, Кемерово – отличное место для того, чтобы разрабатывать приложения и даже небольшие игры. В Москве, безусловно, развита инфраструктура, и есть люди, готовые дать денег на развитие идеи, однако как такового производства там становится все меньше. Даже небольшие веб-студии переезжают в Киев или Калининград. Если учесть стоимость жизни в столице, то небольшой команде выпускать приложения для смартфонов здесь, в Сибири, обойдется дешевле. К тому же, сегодня покупателю в AppStore нет дела, в какой именно стране работали программисты. Тогда как цена для клиента важна.

Как бы это ни звучало, Кемерово – отличное место для того, чтобы разрабатывать приложения и даже небольшие игры. В Москве, безусловно, развита инфраструктура, и есть люди, готовые дать денег на развитие идеи, однако как такового производства там становится все меньше. Даже небольшие веб-студии переезжают в Киев или Калининград. Если учесть стоимость жизни в столице, то небольшой команде выпускать приложения для смартфонов здесь, в Сибири, обойдется дешевле. К тому же, сегодня покупателю в AppStore нет дела, в какой именно стране работали программисты. Тогда как цена для клиента важна. 

"Капитал" исследовал условия города для начинающих бизнесменов. Стартаперы и представители администраций спорят о плюсах и минусах работы здесь.

Нет бизнес-ангела в своем отечестве

Фонды, специализирующиеся на особо рискованных инвестициях, вливают средства в десяток маленьких компаний, а из них выживают три. На проценты от прибыли вставших на ноги предприятий фонды и живут.

"Я уже три года задаю себе вопрос, почему в Кузбассе нет венчурных инвесторов?", – удивляется председатель комитета по вопросам предпринимательства, инноваций и имущественных отношений Совета народных депутатов Кемеровской области Елена Козлова. По ее сведениям, нехватка людей, которые вкладывались бы в it-стартапы и были готовы получить отдачу лишь через несколько лет, очевидна настолько, что повлияла даже на областную казну: "В бюджете области одно время были заложены деньги на тот случай, если в нашем регионе вдруг такой фонд появится, тогда бы эта сумма частично его пополнила. Но желающих не нашлось".
 
Администрация не сможет запустить такой проект самостоятельно – даже ради больших процентов прибыли никто не станет рисковать деньгами налогоплательщиков.
 
С точки зрения Елены Козловой, отчасти недостаток рисковых инвесторов компенсирует прослойка активных предпринимателей, которые ищут идеи, чтобы их профинансировать. Это и отличает деловое поведение обеспеченных, но не потерявших интереса к жизни богатых людей в Кемерове, от москвичей: сибиряки не доверяют фондам вообще, боятся мошенников.

Бизнесмены, по свидетельству собеседников "Капитала", не готовы доверить капитал условному венчурному фонду, предпочитая перечислять миллионы рублей конкретному проекту. Такая схема позволяет вложившему сохранять личный контроль над бизнесменом.

Интернет-предприниматель Максим Колпаков отметил: "Если будут интересные it-проекты, то мы с удовольствием поучаствуем в них как менторы, и, возможно, как инвесторы. Нам интересны веб-сервисы, мобильные приложения, приложения для социальных сетей, решения с использованием "железа", программирования и сети"

Крупные компании с охотой ждут появления хороших идей, но, разумеется, преследуют свои интересы. Обращение к опытным директорам сулит новичку снятие административных барьеров, но самостоятельность потерять с ними куда легче, чем с московскими специализированными фондами.

Другим наука

Наукоемкие стартапы количественно обходят разработки в it-сфере, однако сейчас предприятия, основанные на волне увлечения инновациями, переживают не лучшие времена. По мнению Николая Карышева, директора научно-производственного предприятия "Рециклинг", научные стартапы, если государство не повернется к ним лицом, так и не смогут быть конкурентоспособными на рынке. Часто малые инновационные предприятия остаются чем-то вроде "социальной ответственности" для учредителей, хобби для молодых ученых и карьерным козырем для профессуры.

Бизнес на кафедре учреждают две стороны: университет и коммерсант. Фирма Николая Карышева изготавливает огнеупорные материалы: кирпичи и плиты, 

разработанные кузбасскими физиками. Работают при Кемеровском Государственном Университете. "Аспиранты выполняют заказы, когда они есть, но клиентов мало. Мы находимся в зачаточном состоянии, даже спустя три года работы и исследований",  – сейчас Николай почти не приезжает в Кемерово и занимается поставкой строительных материалов в Новокузнецке.

Утверждает, что инновационная среда в Кемерове – это "бутафория": "Я потратил год в Кемерове, в технопарке, в университете. Наши образцы использовали для отчетных выставок для московских гостей. И мы не увидели ни помощи в реализации проекта, ни серьезного взаимодействия с научным сообществом. Да, идут научные разработки, ребята выступают с докладами на научных конференциях, но прибыли этот бизнес не приносит".

Скептически оценивает ситуацию и Василий Бочкарев, бизнесмен, председатель Кемеровского отделения ассоциации молодых предпринимателей:"Стартаперская тусовка существует, но она показушная. Может, не совсем красивое слово, но это так. Все это только для красивой картинки. Хорошо, что разыгрываются гранты, но реальной поддержки нет. В Кемерове, как и три года назад, стабильно слабый бизнес-климат".

Побывать везде

Сетовать на недостаток поддержки – распространенная политика среди молодых бизнесменов, говорят эксперты, оценивающие проекты на конференциях и ярмарках идей. Широкая сеть программ и государственных обязательств уже привела к тому, что социальное иждивенчество стало нормой.
 
"Когда начинаешь говорить с молодыми людьми, то выясняется, что они ни в технопарк не обратились, ни в муниципалитете не были, даже в родном университете не поинтересовались, что здесь готовы дать начинающему предпринимателю", – председатель комитета Совета народных депутатов области Елена Козлова часто дает консультации будущим бизнесменам. Она привела пример того, как предложение в этой сфере превышает спрос: "Бывает так: конкурс на какие-то деньги объявляется, а заявок нет. В идеале, эксперты должны выбрать 10 отличных проектов из 100. Но кандидатов всего 15. В отсутствии конкуренции, гранты выигрывают очень слабые и сырые проекты". 
 
Из-за того, что студенты перестали рваться в частное дело, муниципалитеты жалуются, что им некому передать уже выделенные деньги на поддержку, а менторы конкурсов отмечают, что уровень it-проектов в областной столице гораздо ниже барнаульского и новосибирского.
 
Сейчас можно получить деньги на первые шаги в построении своего предприятия, поучаствовав в проекте "Ты-предприниматель". Здесь учат, как составить бизнес-план, найти финансирование, зарегистрировать бизнес. Комментирует Елена Борисова, начальник отдела по развитию молодежного предпринимательства Департамента промышленности, торговли и предпринимательства: "Мы выделили 22 начинающим бизнесменам гранты. Это порядка ста тысяч рублей каждому. В государственном фонде поддержки предпринимательства выдают микрозаймы до одного миллиона рублей и поручительства перед банками"

Поддержка достается предприятиям сфер, в успехе которых заинтересована вся экономика области: производство, сельское хозяйство, внутренний туризм, переработка мусора, транспорт и связь – полный список можно посмотреть в программе развития предпринимательства Кемеровской области. Чиновница подчеркнула, что регион не поддерживает предприятия торговли, поскольку они и сами успешно развиваются, а также игорный бизнес. 

Ничего из перечисленного не относится к it-стартапам напрямую. Приложения для социальных сетей не могут решить проблем области, какими их видят власти, а значит, в число особо важного не входят. Тем не менее, участнику проекта станет легче уже от общего консультирования по документообороту и другим сферам, которые и у реального фермера, и у того, кто разрабатывает "веселую ферму" – одинаковые.

Пустующую нишу обслуживания it-бизнеса заполняют бизнес-инкубаторы и другие структуры. Тем не менее, даже если обратиться в "Опору России" или "Ассоциацию молодых предпринимателей", то человеку, развивающему стартап на начальном этапе, там помогут лишь советом. Крупные объединения работают с индивидуальными предпринимателями или юридическими лицами, а тем, у кого готов лишь прототип приложения для iOS или Андроида, помочь не смогут, поскольку стартапы не попадают ни в один сегмент предпринимательства. Зато с идеями работает "Кузбасский технопарк": здесь дадут совет, как довести идею до ума, выделят офис, возьмут на себя бухгалтерию.

Пираты угольной долины

Если обобщить мнения, то вырисовывается довольно привычная для России картина: те, кто столкнулись сложностями, привычными и ожидаемыми, – или уехали, или занялись более простым бизнесом. Но закон справедливости таков: стартаперы всего мира находятся в одинаковых условиях: работают в гараже, ищут финансирования, ссорятся с близкими и быстро богатеют в случае успеха.

Документальный фильм "Независимая игра: Кино" говорит о проблемах начинающих создателей всего чего угодно в it-сфере с предельной откровенностью: создатели ныне известных игр Meat Boy и FEZ рассказывают о том, как они прошли путь независимых разработчиков. В частности, у всех героев фильма не было денег до самого конца, а издатели-корпорации только и делали, что рушили планы стартаперов. Однако все они смогли выпустить свой продукт. И это не только благодаря старанию и самопожертвованию, стоит понимать, что молодому предпринимателю важно найти поддержку среди будущих клиентов, коммьюнити. Это касается всех сфер: от наукоемкого производства, до организации праздников. Если даже семейное кафе может привлечь средства на развитие,познакомившись с жителями окрестных домов, то что говорить о проектах, сделанных для сети.

А что до вопроса, есть ли в Кемервое место для стартапов, то хотелось бы еще посмотреть на Стива Джобса, решившего делать свой компьютер в съемном офисе в центре Нью-Йорка. Исторически провинция - это место рождения и нынешний головной офис почти всех it-компаний США, поскольку в небольших городах комфортнее творить новое и жизнь дешевле.

Диалог 

Вадим Савельев, преподаватель для преподавателей и начинающий бизнесмен, нашел способ дать небогатым школам интерактивные доски. Устройство называется iBox. Учителя не боятся экспериментировать с бюджетной доской, а школы могут перестать искать гранты на покупку дорогих устройств. Тем не менее, производство электронных досок сложно назвать самостоятельным бизнесом, – это, скорее, побочное от преподавания занятие. Вадим пытался найти партнеров и инвесторов на стартап-конференциях и конкурсах в разных городах Сибири. Бизнесмен рассказал "Капиталу" о том, как он открыл стартап с приятелем и понял, что если не они сами, то никакие гранты и инвестиции не помогут развивать дело:

– Как работает этот прибор?

– Наша доска состоит из проектора и небольшой веб-камеры, которая крепится на обычную доску в классе или аудитории. Сама разработка – это программа, которая дает возможность преподавателю или учителю управлять рабочим столом, работать в приложениях. Камера считывает движения, подчеркивания, перелистывания слайдов. Это решение в десять раз дешевле конкурентов, а потому, учителя могут пользоваться интерактивной доской, не боясь ее сломать. Сейчас школы покупают доски по цене автомобиля, но в классе этот прибор служить лишь проектором.

– Чем стартап-сообщество, скажем, Томска от кузбасского?

– Такой вопрос невозможен, поскольку в Кузбассе нет стартап-тусовки. Здесь есть вся необходимая инфраструктура, но нет скоординированной информационно-образовательной среды для развития бизнеса: есть технопарки и бизнес-инкубаторы, но все организации работают порознь. В системе нет некой точки, через которую компоненты системы обменивались бы информацией. Доходит до смешного: люди не видят анонсов фестивалей и тренингов, а потом вдруг узнают из неофициальных каналов и локти кусают. Система, которая способствует развитию стартап-движения, есть. Но она непрозрачна: если тебе лично передали новость, то ты ее знаешь, не сказали – не узнаешь никогда. А зачастую происходит так, что получив определенную информацию, просто не понимаешь, о чем речь.

– И как проблему можно решить?

– Нужно донести до стартапера мысль о том, что ему есть куда обратиться, даже если нет конкретного проекта, идеи или четкого понимания, чем человек хочет заниматься. Причем, обязательно нужно использовать социальные сети. 

– Почему так сложно найти инвесторов?

– В регионе есть бизнес, который может и хочет инвестировать. По разным причинам: одни хотят, чтобы их помощь обществу заметили областные власти, у других все есть, но им интересно говорить и быть с молодежью, а третьи и правда ищут выгоды. Сейчас в Кемерове нужно перезнакомить начинающих предпринимателей и представителей крупного бизнеса, чтобы они поняли, чего хотят друг от друга. Бывает, богатые люди прямо говорят: у меня есть три миллиона, найди, кому они пойдут на пользу – это и есть прямые инвестиции.

– Зачем тебе этот молодежный бизнес?

– Не забуду, как увидел самих счастливых людей в Новосибирске. Это была молодая пара студентов, они разработали программное обеспечение для мониторинга нефтегазового оборудования. Мальчик и девочка делают любимое дело, зарабатывают вместе огромные деньги, а сами продолжают ездить на стартап-форумы просто ради интереса. И они счастливы, а это главное.
 

Читай также:

Комментарии

Правила комментирования

лидерство